Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:54 

Keill.
А вот эту фичу я не редактировала, ибо лень. Она немножко больше, сюжетистее и с неожиданным концом (это моя слабость, как-никак). Сюжетик довольно простой - Генма ВНЕЗАПНО западает на Хаяте, Хаяте ломается - таких фиков дофига. Но мне очень хочется внести некий вклад и добавить наконец что-нибудь с этой парой. Пусть даже такое невыделяющееся.
P.S. Я обязательно как-нибудь нарисую что-нибудь на сценку с Хаяте в переднике и с хвостиком! ^__^

Название: Шутка.
Автор: Rinesly
Бета: Нет
Пара/Персонажи: Генма/Хаяте, Хаяте/Югао (в прошлом)
Рейтинг: видимо, PG.
Жанр: яой, драма, дезфик.
Статус: закончен
Дисклеймер: не мое
Предупреждение: Конец плохой и резкий.
Критика: Приветствуется.




Судьба шутит по-своему. И обычно ее шутки отличаются непредсказуемостью.

Палец все кровоточил, и Хаяте приглушенно выругался, производя некоторые разрушения на кухне в поисках бинта. Наконец, оставив после себя разбросанное по полу содержимое шуфляд и одну разбитую чашку, он прошел в комнату, посасывая царапину, сел на краешек кровати и туго обмотал порезанный палец бинтом, чувствуя во рту неприятный привкус крови.
Вот чем обернулась попытка Хаяте приготовить завтрак.
А ведь до этого завтрак почти всегда готовила Югао.
Хаяте сам не знал, что конкретно заставило его вчерашним утром вдруг встать из-за стола, в трех словах объяснить Югао, что они не подходят друг другу, собрать свои немногочисленные вещи и вернуться обратно в крохотную квартирку на окраине деревни. Но он уже давно себе сказал: если чувствуешь, что в отношениях что-то — в данном случае всё — не так, продолжать их не имеет смысла. Только вот из головы никак не выходили ее глаза — огромные, удивленные, разочарованные.
Вроде же все хорошо было.
И она тут ни при чем.
А он поступил, как последняя сволочь, ничего не объяснив и не обосновав свое решение.
Хаяте решительно тряхнул головой, отчего челка, не сдерживаемая банданой, свесилась на глаза, закрывая обзор. Хаяте угрюмо посмотрел сквозь волосы в пустоту. Похоже, раз он решил заняться таким убойным делом, как приготовление завтрака, пора подумать об экипировке.
Через две минуты Хаяте явился на кухню. Теперь он больше походил на девушку — одет он был в желтый передник с медвежатами, а отросшие за последний месяц волосы были собраны в «пальмочку» на макушке, чтобы челка не лезла в глаза. Мимолетом взглянув на себя в зеркало, он громко фыркнул. Ну что ж, никто ведь его не увидит.
На завтрак он решил сделать себе овощной салат — ничего больше в доме не нашлось. Разумеется, покидая дом Югао, он и думать забыл, что есть дома почти нечего, поэтому пришлось из найденного в холодильнике полувысохшего огурца, пучка вялого салата и майонеза из полувыжатого тюбика придумать такое незатейливое блюдо. Без помидоров, конечно, не то, но выхода нет.
Результатом простейшей попытки порезать огурец стал перебинтованный палец. Хаяте поморщился, осторожно принимаясь за салат. К счастью, обошлось без последствий. Он как раз размышлял, стоит ли все-таки добавлять майонез — до истечения срока годности остался день — когда в дверь настойчиво постучали.
Забыв, в каком он виде, Хаяте прошлепал к двери, держа в одной руке тюбик с майонезом.
Перед дверью стоял Ширануи Генма.
Ширануи Генма?
Хаяте приподнял бровь. Одна прядь выбилась из хвостика и упала на глаза.
- Э-э... - Лицо спец-джунина выражало крайний ступор. - А... здрасьте. А Хаяте дома?
Гекко опустил бровь.
- Очень смешно.
- Это ты, что ли? - Генма фыркнул. - Я думал, это твоя девушка имидж сменила.
Хаяте повел плечом.
- Нет, как видишь. И она мне не девушка. То есть, была девушка, но...
- Ага, ты поэтому дома теперь обитаешь, - понимающе протянул Генма.
Вообще-то, друзьями они никогда не были и не считались. Все их общение состояло из редких посиделок в баре и еще более редких совместных миссий. Хаяте едва знал его, и то, что Генма в курсе его отношений с Югао, слегка удивило его.
- Странно, что ты зашел. Что-то срочное?
- Нет, - коротко ответил Генма, в упор оглядывая его с ног до головы, и Хаяте почувствовал себя крайне неуютно. Впрочем, особой вежливостью Ширануи никогда не отличался, но Гекко очень захотелось распустить свой дурацкий хвостик. - Просто сегодня вечером наша ребятня решила устроить посиделку в баре по случаю экзамена. Наши сенсеи выставили всех своих подопечных, из них все прошли на второй тур, и мы решили это обмыть. Ну и...
- А я-то тут причем? - холодно поинтересовался Хаяте.
Генма невозмутимо поднял сенбон острием вверх.
- Звали всех, - все так же коротко ответил он.
Хаяте открыл было рот, но передумал. Пусть он особо и не любил эти гулянки в баре, но, в конце концов, в свете последних событий и грядущей работы на экзамене ему нужно было снять напряжение. И плевать, что «не рекомендовано». В конце концов, на вопрос «пить или не пить» он и сам как-нибудь найдет ответ!
- Да, - рассеянно кивая, сказал он. - Да, я приду, спасибо...
Генма отстраненно кивнул в ответ и хотел уже сказать что-то, но не сказал, глядя в его глаза. Хаяте опять вздернул бровь, потом помахал ладонью и закрыл дверь перед его носом.
---
Шагая по улице, Генма ощущал странную тяжесть в груди. Он до сих пор понятия не имел, зачем вообще пошел звать Хаяте в бар — все знали, что пьянки Гекко посещает редко, пьет мало и уходит всегда рано. Да и именно его никто не звал, сказали просто — всех хорошо знакомых джунинов да пару чунинов, имеющих отношение к экзамену. Почему Генме стукнуло в голову зайти к нему — оставалось загадкой.
Он ощутил невероятный подъем, когда понял, что Хаяте дома один — он вообще в последнее время дома не появлялся, перебравшись на постоянное жительство к АНБУ Югао — немного кому знакомая личность, ясное дело, АНБУ ведь. Поговаривали даже о свадьбе. А тут Гекко даже сам прямо заявил, что, мол, «она мне не девушка».
И опять же оставалось тайной для него самого, почему ему вдруг стало так легко и хорошо от этих слов.
Он вообще не мог понять, что с ним творится в последнее время. Хаяте он знал очень мало — так, пару раз виделись мельком да ходили на миссии. А вообще — опытный мечник, спец-джунин, 23 года, вечно кашляет, и о его непонятной болезни по Конохе давно ходят разные слухи. Одни судачат о слабом иммунитете, другие уверяют, что видели, что Гекко кашляет кровью, и жить ему остался месяц, третьи же уверены, что это неизлечимо, но не опасно для жизни. А так как о Гекко мало кто вообще что-то знает, эти версии так и не нашли ни подтверждений, ни отрицаний.
Но Генма, зная о нем так мало, все равно не мог отделаться от навязчивой мысли, что ему почему-то известно больше, чем остальным. Может, дело в его повышенном внимании к невзрачному спец-джунину?
Все давно уже знали, что Ширануи предпочитает мужчин. В этом давно убедились и девушки, в свое время ходившие по пятам за обаятельным спец-джунином, и мужчины, которые когда-то стали жертвами пьяных намеков Генмы на вечеринках. Самому же Ширануи было глубоко фиолетово, что по этому поводу думает Коноха, даже когда его сводили с Какаши, с которым он вообще вряд ли когда-нибудь словом обмолвился, или с Райдо, который мало того что его самый лучший друг и верный напарник, и Генма просто понятия не имел, как можно спать почти что с братом, так еще и убежденный гетеросексуал.
Так что его почти не удивил внезапный интерес с его стороны к необщительному болезненному пареньку, прямо-таки окруженному тайнами и загадками. Вот только он был совсем не во вкусе Генмы, предпочитавшего таких, как он сам, - симпатичных обаятельных отморозков. А что такого в Хаяте? Ростом не отличается, слабый, тонкий, бледный, с темными кругами под глазами. Да и красотой не особо блещет, хотя его можно без натяжки назвать привлекательным... Но ведь есть в нем что-то такое, что заставляет всех с интересом провожать его взглядом, что-то, из-за чего с ним стала жить нелюдимая АНБУ, что-то, что самого Ширануи Генму сводит с ума.
Он не побоялся даже такого выражения. Тогда, глядя в темные выразительные глаза Гекко, он почувствовал, как приятно екнуло где-то в районе желудка, и понял: черт возьми, его зацепил этот парень!
И, черт возьми, он, ясное дело, правильный гетеросексуал.
Но, черт возьми, когда такое было, чтобы Ширануи не добивался своего?
Разве не ради этого он пригласил Гекко на эту вечеринку?
---
В баре было так шумно, что даже дрожало саке в чашечке. Гекко уныло поболтал остатки напитка и подлил себе еще. Он уже чувствовал, как горят щеки, но настроение было препаршивейшее, и он пока и не думал останавливаться.
Может, это потому, что в баре внезапно появилась Югао?
Девушка была одета в обычную гражданскую одежду, но в лицо ее знали многие, поэтому вопросов в том, что она делает в баре для шиноби, не возникло. Пепельно-лиловые волосы были собраны в высокий хвост, и, в общем, выглядела она весьма привлекательно. Хаяте отогнал эту мысль и сделал внушительный глоток, приложив все усилия, чтобы не закашляться.
Югао села одна, за столик напротив Хаяте. И первое, что она сделала, устроившись поудобней, - устремила на Гекко задумчивый и немного жалобный взгляд.
Хаяте, поднесший уже кружку ко рту, со стуком поставил ее обратно и исподлобья уставился на девушку в ответ. Югао вздрогнула и отвела глаза. Она вообще не умела выдерживать его взгляд.
Хаяте перевел хмурый взор на кружку. Черт, она что, всю жизнь за ним ходить будет? Он еле слышно выругался, когда АНБУ встала, перекинула длинный хвост за плечо на спину и уверенно направилась к его угловому столику.
- Что? - тихо, но весьма недружелюбно поинтересовался Хаяте.
- Ничего, - невозмутимо ответила Югао, пристально глядя на него. Потом протянула руку и аккуратно убрала темную прядь, свесившуюся ему на глаза. Хаяте не почувствовал ничего, кроме едва заметной досады. Хотя саке уже размыло все его эмоции.
- Ты же знаешь, тебе нельзя столько пить, - с укором произнесла Югао.
- Ты права, знаю, - согласно кивнул Хаяте и снова приложил чашечку к губам.
Девушка ничего не ответила. Ее взгляд уже начинал порядком надоедать Хаяте, и, чтобы отвлечься, он подлил еще саке и уверенно сделал огромный глоток.
И шум внезапно прекратил давить на уши, а сидящая рядом девушка перестала действовать на нервы. Ему вообще все стало пофигу.
---
Генма вошел во второй зал бара и окинул его недовольным взглядом. Райдо и остальных товарищей он уже давно нашел и даже успел немного посидеть в их теплой компании, но его взгляд постоянно обыскивал весь зал, и он все-таки не смог усидеть на месте и отправился исследовать вторую комнату.
Наконец его глаза остановились на сидящем в углу мрачном человеке, и он удовлетворенно клацнул зубами, прикусывая сенбон. Но все его ликование мгновенно испарилось, когда стоящий у ближайшего столика Гай наконец сел, и в поле зрения Генмы попала изящная девушка с лиловыми волосами, сидящая рядом с Хаяте и устремившая на него задумчивый взгляд.
Чувствуя, как внутри все сжимается от негодования, Генма с размаху плюхнулся на стул рядом с Котетсу и Изумо, тут же воззрившимися на него одинаковыми недоуменными взглядами. Генма махнул им рукой — мол, я вам мешать не буду — и снова уставился на парочку в углу.
Узуки Югао, так? Черт, разве Гекко не дал ей понять, что больше не хочет иметь с ней никаких отношений? Генма понимал, что это глупо, и они вполне могли остаться друзьями, но только вот печальные глаза и жест, каким Югао заботливо убрала волосы с порозовевшего лица Хаяте, отозвались в животе Ширануи жгучим ощущением ревности.
Ревности? Ширануи — ревнует?
Да что с ним творит этот парень?!
Через несколько минут напряженной слежки Генма вдруг вздрогнул: Хаяте, покачиваясь, поднялся, с размаху шлепнул на стол смятую купюру и бросил что-то Югао. Девушка с сомнением посмотрела на Гекко, решительно тряхнула головой, что-то говоря, и встала вслед за ним.
Он уходит, черт возьми! Вместе с ней!
Ощущение провала подстегнуло Генму, и он вскочил с места, но Котетсу, уже слегка навеселе, вдруг ухватил его за рукав и с неожиданной силой усадил обратно, улыбаясь во весь рот.
- Генма-сан, посидите еще с нами!
Генма хотел было возразить, но вдруг передумал. Сейчас он все равно ничего не сможет сделать. С ним сейчас эта Югао. Погано, конечно, что его планы стремительно рушатся, но ничего сделать он не мог.
Только через некоторое время ожидания он все же не выдержал, снова вскочил с места и, не дав Котетсу опять себя усадить, метнулся к выходу.
Он бежал со всех ног, чувствуя непонятную легкость в ногах, и остановился перевести дух, только когда достиг окраины деревни. Отдышавшись, Генма хотел уже продолжить путь, да так и застыл, не в силах пошевелиться, чувствуя разрывавшую внутренности обжигающую силу при виде того, что происходило у двери в многоэтажный жилой дом.
---
Хаяте сопротивлялся, как мог, но Югао твердой уверенной рукой обхватила его за талию и решительно повела в сторону его дома.
- Пусти, - невнятно пробормотал он.
Она вдруг резко отпустила его, и он, лишившись опоры, чуть не рухнул на землю и тут же ощутил снова сильную руку у себя на талии.
- Уверен?
Хаяте недовольно заворчал что-то себе под нос, но спорить не стал: он прекрасно понимал, что в таком состоянии до дома не доберется.
Они шли довольно быстро, хоть Хаяте норовил сесть на каждую попадавшуюся им по пути скамейку. Луна светила прямо в глаза, и его шатало еще и оттого, что он не видел, куда идет.
- Да иди ты прямо, я же тебя не удержу! - сердито сказала Югао, в очередной раз подталкивая его влево.
Хаяте хотел возмутиться, но вдруг зашелся в приступе кашля, и ему пришлось остановиться, согнувшись пополам и трясясь всем телом. Югао бережно положила руки ему на плечи, убрав одним движением волосы назад с его лица. Хаяте еще долго стоял, согнувшись и тяжело дыша. Югао присела перед ним на корточки, по-прежнему держа за плечи, потом осторожно поднялась вместе с ним. Хаяте посмотрел на нее слезящимися глазами, а потом вдруг пошатнулся и неловко ткнулся губами в ее губы.
Он почувствовал, как Югао от неожиданности вздрогнула, а потом обняла его за шею. В голове билась одна мысль: зачем, ты же потом пожалеешь, она поймет по-своему... Он так и не понял, почему сделал это, может, так получилось случайно, потому что он был пьян и не мог стоять ровно... В голове клубился туман, и ему было практически параллельно, что происходит, но...
Но у него не было никаких сил отстраняться, и он, чтобы не упасть на нее, вцепился руками в ее плечи. Наверное, со стороны это выглядело, как романтический поцелуй. И.. да, именно в таком положении их и увидел Генма.
Хаяте понял, что они не одни, и резко отшатнулся, убирая руки за спину, но Югао так и не перестала обнимать его за шею. Он же повернул голову, и в ускользающем сознании запечатлелся образ Генмы — хмурого, яростно сжавшего кулаки, глядящего исподлобья, наставив сенбон острием вверх.
Потом он отключился.
---
Очнулся он у себя в кровати.
Головная боль отдавалась в ушах пульсирующими ударами. Комната словно обступила со всех сторон и давила на виски, в горле першило, а тело отказывалось подчиняться. Он попытался застонать, но услышал словно чужой хрип.
На лоб вдруг опустилось что-то сухое и холодное, и Хаяте прикрыл глаза от облегчения, но это что-то тут же исчезло, а потом перед глазами появилось расплывающееся лицо в обрамлении русых волос.
- Вижу, тебе полегчало, - раздался в давящей тишине знакомый, растягивающий слова голос. - Значит, мне тут сидеть уже не обязательно.
Хаяте с трудом сфокусировал взгляд на золотистых глазах.
- А ты кто? - задал он глупый вопрос и тут же мысленно обругал себя. Сенбон во рту привел его в чувство. Вот только что здесь делает этот человек, было пока непонятно.
- Твоя мамочка, - фыркнул Генма, поднимаясь с прикроватного стула. - Если я больше не нужен...
- Погоди, - остановил его Хаяте и медленно, с трудом сел.
Он обнаружил, что на нем только штаны. Кто-то раздел его, аккуратно сложил одежду на кресле напротив кровати и уложил его спать. Неужели Югао?
Как ни странно, все происшедшее вчера он помнил во всех подробностях. Черт, зачем он все-таки согласился пойти в бар? Наделал лишних проблем, опять объяснять все Югао...
Генма послушно остановился, задумчиво глядя на него сверху вниз.
- Где Югао? И... почему я здесь, в кровати, если отрубился снаружи?
Генма снова фыркнул.
- Хочешь знать все подробности? Ладно, я... Короче, я догнал вас возле дома, вы... ну, это... В общем, я вас увидел, а потом ты вдруг упал и задрых прямо на улице. Ну я и решил помочь, в конце концов, девушка вряд ли смогла бы тебя утащить в квартиру... Я подошел и предложил помощь. Она хотела зайти, но я отправил ее домой. Принес тебя, ну и вот.
Хаяте еле удержался от стона. Прекрасно. Мало того, что умудрился заснуть прямо на улице, так еще и унизился перед Югао... И ему стало плохо от мысли, что старший спец-джунин нес его на руках в его же квартиру, раздевал его и укладывал в кровать.
Интересно, как скоро об этом будет знать вся Коноха?
- Не волнуйся, никто об этом не узнает, - словно прочитав его мысли, лениво протянул Генма. Хаяте изумленно моргнул. - Ну, со всеми бывает, не переживай. Ладно, я пошел. Удачно похмелиться.
Хаяте услышал, как хлопнула входная дверь, и со стоном повалился обратно на кровать.
---
Генма вышел на улицу и со вздохом опустился на скамейку у двери дома. Он еле смог унять предательскую дрожь во всем теле. Его тянуло обратно, в теплую темную комнату, где сейчас был Хаяте, и его пугало и завораживало это ощущение.
Конечно, Генма не просто отправил Югао домой. Его так трясло после того, что он увидел, что он не сдержался и сказал этой даме много ласковых и не очень слов. Самое безобидное — упреки в том, что она морочит Хаяте голову и не желает оставить его в покое. О самом же обидном Генме даже не хотелось вспоминать. Ему неприятно было думать, что он, возможно, уничтожил дружбу между Югао и Хаяте, но отчего-то на душе стало легче, когда Югао, окинув его возмущенным взглядом, оставила Хаяте на ему на попечение и в мгновение ока исчезла.
Тогда Генма перевел взгляд на лежащего на твердой земле Хаяте. Волосы, не прикрытые банданой, разметались по всему лицу и мерно шевелились от ветра и его дыхания. Руки были раскинуты в разные стороны, а брови хмуро сошлись на переносице. Вздохнув, Генма нагнулся и медленно взвалил спящего спец-джунина на плечо, мимолетом удивившись, какой он неожиданно легкий. Легче, чем казалось.
У двери в квартиру Генме пришлось обыскать карманы Гекко в поисках ключа. Они нашлись в поясной сумке — как опрометчиво со стороны Хаяте класть ключи в такое ненадежное место. Войдя в темную квартиру, Генма даже не стал включать свет, просто прошел в комнату и сгрузил свою ношу на широкую мягкую кровать.
Хаяте поморщился, но не проснулся, и Генма присел на стул у кровати, переводя дух. Похоже, надо бы уложить его как следует. Однако Генма так и не решился к нему притронуться, завороженно наблюдая за его сном.
Лунный свет падал из открытого окна прямо на спящего. В этом серебристом свечении лицо Хаяте было неожиданно красивым. Хмурое беспокойство на нем сменилось безмятежностью. Морщинка на переносице разгладилась, и на лице Гекко вдруг отразилось что-то светлое, трогательно-детское. Он улыбнулся во сне — незаметно, уголками губ — и тут же опять нахмурился, пробормотал что-то бессвязное. Даже совсем не сентиментальный Генма не смог сдержать умиленной улыбки. Во сне Хаяте напоминал спящего младенца — такое трогательное у него было лицо.
Наконец Генма очнулся от наваждения и, наклонившись, расстегнул жилет и очень аккуратно освободил от него Гекко. Потом понял, что Хаяте все равно не проснется, и стал действовать тверже. Быстро стянул с него водолазку и очень осторожно провел ладонью по сухой теплой коже на крепком, поджаром животе. Хаяте издал странный звук — что-то среднее между смешком и всхлипом — и попытался повернуться на бок, но после пары безуспешных попыток справиться с рукой Генмы на его животе передумал .и снова раскинул руки, умиротворенно вздохнув. Спал он беспробудно, и даже жесткие действия Генмы не имели шансов разбудить его.
Ширануи аккуратно сложил одежду Гекко на кресле, потом стянул его сандалии и поставил в прихожей. Постоял немного в дверях, любуясь издалека, не решаясь изменить что-то в этой милой картинке — полуголый Гекко с раскинутыми в стороны руками, словно он пытался лежать на воде, и растрепанными, закрывавшими пол-лица темными волосами.
Генма снова приблизился и стал медленно вытаскивать из-под Хаяте одеяло. От кожи Гекко веяло теплом, вином и чем-то таким особенным, неизвестным, но очень волнующим. Генма снова провел рукой по животу и груди Хаяте, остановил ладонь на солнечном сплетении, словно прислушиваясь ею к мерному сердцебиению под горячей кожей. Потом Ширануи все-таки удалось высвободить одеяло, и он укрыл Гекко сверху, подтянув его выше и подложив под голову подушку и еще зачем-то подоткнув одеяло, как ребенку.
В конце концов Генма уселся опять на стул и прислонился головой к стене, прикрыв глаза и проваливаясь в полудрему, слушая шорох занавесок на ветру и размеренное, тихое дыхание Хаяте, от которого шевелились темные волосы, свесившиеся до самых губ, чтобы потом проснуться на рассвете оттого, что проснулся он.
И вот теперь Генма сидел на скамейке, заново переживая те моменты и пытаясь понять, что же все-таки с ним происходит.
---
Хаяте пролежал в кровати до самого полудня, мечась в беспокойной полудреме, пытаясь укрыться ею от пронзительной головной боли и проклиная себя за то, что в очередной раз повелся на мысль, что алкоголь решает все проблемы.
А проблем-то только прибавилось.
Дурацкий, нелепый, неосознанный поцелуй под луной...
Он понял, что его просто шатало, и в тот момент, когда он начал падать, в опьяневшем мозгу вдруг всплыли моменты, какие он проводил с Югао, и сработала старая привычка... Этот поступок не был подпитан никакими чувствами, но ему все равно было очень неловко и неприятно думать о предстоящем с ней разговоре...
Настойчивая мысль, что надо бы вставать, наконец пробилась сквозь пелену забытья, и Хаяте с протяжным стоном поднялся с подушки. Посидев с минуту неподвижно, пытаясь проморгаться и ощущая, как кровь с гудением отливает от головы, он свесил ноги с кровати, всунул их в тапки, не удосужившись поразмыслить, как они здесь оказались, и шаркающей походкой направился в кухню.
Как хорошо, что успел вчера перед походом в бар сходить за продуктами...
Ничего оригинальнее яичницы в голову не приходило. Периодически потирая давящие на мозг виски, Хаяте сообразил что-то среднее между яичницей и комковатым омлетом и без особого энтузиазма закинул эту массу в пустой желудок. Почувствовав себя немного лучше, он направился в ванную и сунул голову под ледяную струю воды из крана.
Тело прошиб озноб, он судорожно закашлялся, ударился головой о кран и емко выругался. День не задался с самого начала.
Мысль о завтрашнем чунинском экзамене висела над головой наподобие мрачной тучи, и это ничуть не улучшало и без того паршивое настроение.
Он кое-как помыл посуду и натянул на себя чистую водолазку, отправив грязную в стирку. Тело отчаянно звало обратно в кровать, и Хаяте почти поддался, когда что-то негромко стукнуло по подоконнику, и звонкий голос прорезал тишину пустой квартиры:
- Приветик!
Ох, ну почему именно сейчас.
В форме АНБУ, но без маски, на подоконнике в спальне сидела Югао — лиловые волосы в свободном полете развеваются на ветру, на лице играет радостная улыбка.
Симпатичная. Но все уже давно не так, как раньше.
- Чем-то обязан? - монотонно поинтересовался Хаяте, отстраненно подивившись, какой у него хриплый и низкий голос.
- В гости уже зайти нельзя? - Югао спрыгнула на пол, рука ее дернулась, явно в попытке убрать ему волосы назад. Хаяте сделал шаг назад, и на лице Югао промелькнуло что-то, похожее на разочарование. - Решила вот проведать тебя после вчерашнего.
- Ага. После вчерашнего. Слушай, если ты об этом, то... Короче, сама понимаешь, я был пьяный вдребезги, ни фига не соображал, и я все уже сказал насчет нас, так что...
- Хаяте, - тихо, но твердо перебила его Югао. - Я не дурочка. Может, я и пытаюсь жить прошлым, но уж точно знаю, что если ты сказал — все кончено, значит – ты решил так раз и навсегда. Конечно, мне жаль, но мы ведь друзья?
Хаяте почувствовал такое облегчение, что даже головная боль отступила на второй план.
- Ох... я так рад, что ты поняла все правильно... Да, конечно, мы друзья, о чем речь!
Порыв благодарности заставил его крепко ее обнять и даже приподнять над полом, как раньше. Югао весело засмеялась и хлопнула его по спине.
- Ну вот и здорово! Ты уже поел, да? Значит, вполне в приличном состоянии. Раз я тут не нужна...
Второй раз за день услышав эти слова, Хаяте поморщился, но удерживать ее почему-то не стал. Югао запечатлела теплый дружеский поцелуй у него на щеке и выпорхнула в окно без единого звука.
Хаяте медленно поднес ладонь к лицу, коснулся пальцами места на щеке, куда она его поцеловала. Да, все-таки он будет скучать по временам, на которые пришелся их теплый роман. Улегшись на кровать, он задумчиво уставился в потолок, вспоминая, как все начиналось — просто чтобы оставить от этого светлую память, а не ощущение досадного недоразумения.
Год назад он пробовался в АНБУ — знал, что у него ничего не выйдет, что его болезнь не пропустит его в ряды самых стойких ниндзя Конохи, но просто пытался доказать себе, что хоть что-то значит. В принципе, результаты оказались неплохими, но недостаточными, как он и ожидал, провалился он на состоянии здоровья. Его, ясное дело, не взяли, но кое-что приятное он все же из этого получил. Во-первых, теперь он знал, что его уровень как шиноби один из высших в деревне, и до поступления ему не хватило всего-то чуть-чуть. Ну, а во-вторых, он обрел отличного друга. На всем протяжении тестирования его сопровождала девушка из АНБУ — они познакомились, когда он только подавал заявку, и она провожала его в штаб. Потом они много раз пересекались на тестировании, она даже пыталась подтянуть его, а потом, после получения результатов, они хорошо посидели в баре, и она интересовалась, какова его цель вступления в АНБУ, а он расспрашивал о самой работе там.
Они прилично выпили и решили отправиться к Хаяте ночевать — не очень уместно для практически новых знакомых, но квартира Югао находилась на дальней окраине Конохи. Дома они сначала сидели на кухне, продолжая начатую в баре беседу и получая от нее большое удовольствие — разговаривать им было легко и уютно. Потом они вдруг одновременно почувствовали расположение друг к другу, которое перешло в притяжение и, наконец, во влечение. Тогдашняя ночь стала их первой ночью, и тогда они осознали, что жить не могут друг без друга. Разумеется, до Югао у Хаяте были девушки — не особо много, с самой первой у них была почти детская влюбленность (она была с ним в одной команде), и сейчас, наверное, Хаяте испытывал почти то же самое, только умноженное стократ. Югао была как подруга детства, к которой вдруг проснулись нежные чувства, переросшие в страстное увлечение.
Сначала они встречались часто, но тайно, опасаясь, что кто-то узнает об их связи, сами не понимая, почему. Хаяте почему-то не хотел делиться ни с кем своими чувствами, а у Югао такая скрытность практически вошла в привычку. Потом они, наплевав на конспирацию, стали жить вместе у Югао — у нее квартира была намного больше. Больше полугода они жили душа в душу, как семья, у Хаяте почти родилась мысль сделать ей предложение. Но за два месяца до нынешних событий что-то вдруг изменилось.
Хаяте больше не чувствовал этого тепла. Дом Югао, который он несколько месяцев считал своим, вдруг стал для него угнетающе чужим. Позже Югао послали на долгую миссию, ее не было месяц, и за это время Хаяте в одиночестве обдумал и обосновал свое решение разойтись с ней.
Теплые чувства к ней остались, но уже не того типа, как раньше. Он еще ощущал приятное тепло в груди при взгляде на нее, но почему-то больше никакой сумасшедшей лихорадочной влюбленности, как прежде. В начале их отношений он не мог даже спокойно находиться с ней рядом — его трясло, его руки тянулись к ней на автомате, мысли путались. Куда все ушло — оставалось для него загадкой.
И той ночью, когда она вернулась с миссии, и они по традиции и без предисловий отправились устраивать бурное приветствие в постель, Хаяте вдруг осознал, что ему даже не неприятно - он просто потерял интерес. У них ничего не получилось, и, когда уставшая Югао уснула, не поднимая неприятную тему, он долго лежал, глядя на ее спокойное лицо и безуспешно пытаясь отыскать те чувства, которые безнадежно утекли вместе со временем.
А на следующее утро он после завтрака не поцеловал ее на прощание, как обычно, а вкратце, но емко объяснил ей, что их отношения себя исчерпали и он больше не может с ней встречаться. Югао выслушала молча, не устроила скандала, она просто смотрела на него, и Хаяте ясно читал в ее взгляде бесконечную тоску. Ему стало немного жаль ее — для нее ничего не изменилось — но он принял твердое решение и менять его не собирался.
И он был бесконечно счастлив, что они так легко расстались друзьями — ведь как друг она была очень дорога ему. Даже несмотря на то, как резко закончились их красивые, похожие на сказку отношения. На сказку с некрасивым концом.
Хаяте поднялся с кровати и подошел к окну, вглядываясь в небо. Югао, конечно, видно не было — АНБУ имеют свойство исчезать так же быстро, как появляться. Гекко перевел взгляд вниз и с удивлением заметил знакомую фигуру, вальяжно развалившуюся на скамейке напротив его дома.
Он что, сидит тут с утра?
Хаяте поморгал, решив, что ему кажется. Но нет, Ширануи Генма, кому же еще может принадлежать оригинально повязанная бандана и неизменный сенбон во рту
Он что, его ждет?
Хаяте задумчиво уставился на шатена. Тот его, конечно не видел, вертел в пальцах кунай — выглядело довольно устрашающе — и задумчиво покачивал сенбоном. В тишине улицы было слышно, как он напевает под нос незатейливый мотив.
Хаяте подумал о том, как этот человек нес его в квартиру, укладывал в кровать, укрывал одеялом — его воображение никак не хотело мириться с этой картиной. Однако это почему-то вызвало непонятное волнение. Хаяте помотал головой, пытаясь справиться с неожиданным наваждением, и отвернулся от окна. Что бы ни делал здесь этот человек, его это касаться не должно, и, черт побери, почему так хочется выйти к нему на улицу?!
Ширануи ушел только в два часа. Гекко почувствовал облегчение и досаду одновременно, а потом разозлился на себя. Ему было ново и незнакомо это чувство, и оно его пугало. Он уже знал по собственному опыту это еканье в животе, подкашивающиеся внезапно ноги и мокрые ладони, но только при мыслях о девушках — так причем тут этот спец-джунин, которого он едва знает?!
Самое простое, что можно сделать в таком случае — выкинуть это из головы. Что Гекко и сделал перед тем, как отправиться к Хокаге для обсуждения чунинского экзамена, на котором ему предстояло быть судьей. И правда, в суматохе подготовки к экзамену Ширануи Генма вылетел из головы, оставив в ней лишь почти незаметный осадок.
---
Ширануи и сам не знал, чего ждет, просто сидел на скамейке уже который час и от нечего делать крутил в руках кунай. На месте его удерживало неистовое желание увидеть Гекко. Однако, кажется, никто не спешил его исполнять.
Только два раза сердце Генмы дало перебой — когда в окно Хаяте запрыгнула очень хорошо знакомая АНБУ и когда она оттуда же выскочила. Ширануи заскрежетал зубами, но быстро успокоился. Он почему-то был уверен, что даже после вчерашнего происшествия Хаяте больше не даст ей шансов.
И, пожалуй, еще раз сердце подскочило, когда он боковым зрением заметил в окне взлохмаченную голову Хаяте. Тщательно отводя взгляд и отвернув голову в сторону, он выждал минуту и снова поднял взгляд к раскрытому окну. Как он и ожидал, Хаяте уже не было, но Генма знал, что тот его заметил.
Поняв, что дальнейшее ожидание бесполезно, Ширануи поднялся и с мрачным видом поплелся домой. Он знал, что не увидит Гекко завтра — ему было известно о его работе в экзаменационном корпусе. Оставалась надежда, что он перехватит его вечером — иначе придется дожидаться следующего дня.
Но Генма не собирался так легко сдаваться. Он всегда добивался намеченной цели, тем более что сейчас им руководил не обычный охотничий инстинкт, как когда он охмурял тех, с кем он просто хотел переспать — на спор или от нечего делать — а нечто незнакомое, тревожащее, щекочущее нервы и приятно будоражащее воображение.
---
Хаяте возвращался с экзамена крайне уставший и продрогший насквозь. Проклятый кашель не давал покоя целый день, и ему пришлось закутаться в шарф, так как зудение в горле становилось просто невыносимым. На экзамене ему даже с трудом удавалось договорить фразу до конца, и он никак не мог избавиться от досадного ощущения, что он показал себя с плохой стороны и даже подвел в чем-то Третьего, рассчитывавшего на его стойкость.
В общем, настроение со вчерашнего дня не улучшилось ни на каплю.
Он уже витал в мечтах о мягкой постели, кружке горячего чая и какой-нибудь забавной книжке на ночь, когда в переулке мелькнула чья-то тень, и рука Хаяте автоматически дернулась к катане, но свет фонаря вдруг блеснул на металлической поверхности сенбона, и Хаяте перевел дух, одновременно ощутив, как подскочило опять сердце.
- Неосмотрительно подкрадываться к шиноби в темноте, Ширануи-сан.
- О, ради бога, зови меня Генма, а то я чувствую себя стариком, - усмехнулся спец-джунин, выйдя в круг света от фонаря.
- Срочный вызов? - лаконично поинтересовался Хаяте, осматривая Ширануи с ног до головы так же, как тот проделывал это позавчера.
А что, некрасивым его точно не назовешь. Довольно высокий, статный, крепкий. Видно, что в детстве был долговязым и нескладным, но время поработало над ним на славу. Лицо, обычно выражающее крайнюю степень пофигизма, сейчас было каким-то настороженным. Миндалевидные золотистые глаза и тонкие губы, прямой нос, гладкие, отливающие медью волосы — стандартная внешность разбивателя сердец. И сразу не скажешь, что нетрадиционной ориентации.
- Отнюдь. - Как всегда, коротко и ясно, без лишних заумствований. В этом весь Ширануи.
- Тогда чем обязан? - Терпения у Хаяте было еще много, но вот тело уже совсем не слушалось — почему-то не держали ноги и подрагивали пальцы рук. До Хаяте вдруг дошло, и он чуть не осел на землю. Не может такого быть. Он никогда не ощущал в себе... этого. Не считал себя другим. Ему всегда нравились исключительно девушки. Черт! Неужели поэтому он ушел от Югао? Хаяте замутило от одной этой мысли. Хотя, в конце концов, таких в Конохе хоть отбавляй. Наверное, таково губительное воздействие этой «голубой» атмосферы. Гекко еле удержался от того, чтобы фыркнуть.
Ширануи шагнул вперед, и Хаяте проклял все на свете.
- Увидеться хотел. - Черт, этот голос... Хитрый прием, предназначенный для соблазнения, и ведь действует, черт!
Всеми силами пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица, Хаяте сделал крохотный шажок назад.
- Значит, миссия выполнена. Всего доброго!
И Хаяте, старательно обойдя Генму, решительно направился дальше, моля небеса, чтобы Ширануи не пошел за ним. Кажется, его молитва была услышана — обернувшись, Гекко с облегчением увидел, что Генмы уже нет под фонарем.
---
Генма не спеша шел по темным улицам к своему дому, едва сдерживаясь, чтобы не запрыгать. В голове четко стучала одна мысль: «Попался!».
Конечно, Гекко попался. Мало кто не попадался на метод соблазнения Ширануи Генмы. Метод этот, кстати, очень прост: надо всего лишь быть Ширануи Генмой.
Генма очень хорошо видел, что Гекко почти поддался. У него все эмоции всегда отражаются на лице, хочет он того или нет. И тогда, когда между ними оставалось каких-нибудь десять сантиметров, его лицо четко говорило: «Черт, я попался!».
Да, попался.
Но все-таки он крепкий орешек, этот Гекко Хаяте.
Обычно никто не уходит от него после метода соблазнения Ширануи Генмы. А у этого хватило духу даже не обернуться на первых десяти шагах. Однако.
Но так ведь даже интереснее.
В планах у Ширануи было найти завтра Гекко и довести дело до конца. Разумеется, не без помощи метода соблазнения Ширануи Генмы.
Однако со временем Генма убедился, что эта все-таки не простая погоня за целью. Он не собирался просто получить и забыть. Он знал, что если позволит себе эту роскошь, то уже не сможет оторваться.
Он уже не отпустит от себя этого тонкого, красивого паренька, который кашляет чаще, чем говорит, и улыбается во сне.
- Гекко! Эй, Гекко!
Хаяте дернулся, как параноик, и тут же мысленно выругался. Конечно, Ширануи это заметил.
- Эй, чего ты, я ведь тебя не укушу. Постой, есть разговор!
Хаяте на секунду прикрыл глаза, потом резко остановился, развернулся и предельно вежливо произнес:
- Да, Ширануи-сан?
- Я, кажется, просил тебя не называть меня так.
- Простите, Ширану… Генма-сан.
- Просто Генма.
- Прости, просто Генма.
За время этого короткого диалога Ширануи приблизился к нему на несколько шагов, так что расстояние между ними составляло около полуметра.
- Слушай, Гекко… Я не очень люблю эти церемонии, так что… Приходи ко мне сегодня в восемь на дружеское чаепитие.
Хаяте даже поперхнулся от неожиданности. Да, такой прямолинейной краткости он не ожидал даже от Ширануи. Пожалуй, проще этого может быть только «приходи вечерком ко мне, потрахаемся».
Он уже даже открыл рот для того, чтобы возразить, но вдруг передумал.
А действительно, к чему эти церемонии? В конце концов, он чем-то приглянулся Ширануи, да и, не стоит себе врать, Генма чем-то приглянулся ему. Хаяте терпеть не мог, когда его уговаривали, и его раздражало заставлять кого-то ждать. Так что в самый последний момент он сказал совсем не то, что собирался.
- …Ну конечно же, Ширануи-сан.
Теперь была его очередь любоваться выражением крайнего ступора на лице Генмы. Впрочем, времени на то, чтобы прийти в себя, ему понадобилось немного.
- Я же просил…
- Я помню, Генма-кун.
О, Хаяте определенно нравилось раз за разом вгонять Генму в ступор. В эти моменты его лицо было просто прекрасно.
- Э… ну что ж, раз так, тогда сегодня, в восемь. И не опаздывай, Гекко-чан.
С этими словами Ширануи проследовал мимо него, почти коснувшись плечом его плеча, и невозмутимо прошествовал по ему одному известному направлению. В этот момент на их лицах одновременно расплылась улыбка. У Хаяте – довольная, у Генмы – торжествующая.
Теперь уже Генме не хотелось повторять про себя: «Попался!». Потому что на этот раз Хаяте сам, осознано, согласился на ужин с ним, вполне правильно понимая его возможный исход…
Ликованию Генмы не было предела. Он уже почти достиг желанной вершины, почти добился недосягаемой цели, Гекко Хаяте, нелюдимого мечника, молчаливого, интересного и недоступного.
Ему, Ширануи Генме, удалось не просто добиться Хаяте, а даже убедить его обратить внимание не только на женщин.
Ну, ясное дело, он же Ширануи Генма. Ему все и всегда удается.
С такими радостными мыслями Генма готовил дома незамысловатый ужин.
В конце концов, времени у них предостаточно.
Так он и думал, даже когда Хаяте не пришел на ужин. И когда лег спать под утро, так и не дождавшись, и когда проснулся от назойливого карканья над одной из крыш несколькими кварталами дальше.
Так он и думал. До полудня следующего дня.

@темы: Naruto, Фанфик

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Mimi's Purple Paranoia

главная